Красная ракета (О Герое Советского Союза С.Ф.Лиховидове) 

10 апреля 2020 г. 10:41:00

…Они шли вдоль берега втроем: командир роты старший лейтенант Лиховидов, его связной рядовой Михеев и лейтенант Широков. Лиховидов то быстро шагал впереди, то останавливался, присаживался на корточки, что-то чертил на вязком песке, сощурив глаза, всматривался через реку на ту сторону. И махал рукой:

- Все не то… Не вижу пока подходящего места. Пройдем еще немного…

Наконец, показался узкий заливчик, врезавшийся глубоко в берег. Лиховидов ускорил шаг.

- Вот это, пожалуй, подходящее! – воскликнул он обрадованно. – Правильно? Как вы думаете? Глубину бы определить…

- Это я мигом!

Михеев разделся, вошел в воду. Она доходила ему до пояса.

- Да, самое подходящее место для переправы, - заключил старший лейтенант Лиховидов. Он написал донесение и послал с ним Михеева на командный пункт.

Затем Лиховидова вызвали для беседы.  Полковник сообщил ему, что предложенный командиром роты понтонеров план переправы одобрен.  Над противоположным берегом взвилась красная ракета. Она прочертила хмурое небо, растаяла над Днепром.

Десантную операцию, сказал полковник. Приказано начать до наступления темноты. Небольшая группа советских воинов на том берегу пока удерживает захваченный плацдарм, но враг наседает, боеприпасы у бойцов на исходе. Красная ракета – это просьба горстки наших храбрецов о помощи.

- Боевую задачу выполним! – заверил Лиховидов.

- Не сомневайтесь в мужестве понтонеров, в их готовности постоять за честь родной отчизны, - полковник говорил медленно, словно взвешивал каждое слово. – Надо только уяснить задачу до тонкостей, подготовиться к выполнению операции, учесть все мелочи, настроить людей…

Старший лейтенант Семен Лиховидов спешил в расположение роты, а из головы не выходили слова полковника:

- Имейте в виду, вы начинаете первыми.. Командарм, штаб фронта, Ставка Верховного Главнокомандующего возлагают на вас надежды и,  конечно, будут следить за ходом операции. Ваш пример поможет другим…

Последние приготовления к переправе шли под осенним  дождем. Солдаты на руках донесли понтоны до кустарника. Дальше,  к затону, потянули их волоком. Лиховидов назначил рулевых: на одном понтоне лейтенант Широков, на другом – старший сержант Смирнов, на головном – он сам.

Подошел небольшой отряд десантников, вооруженных автоматами, гранатами, тремя станковыми  и девятью ручными пулеметами. Это была первая группа, которую предстояло доставить на тот берег Днепра. Группа должна прийти на помощь советским воинам, удерживающим небольшой плацдарм.

Погрузка уже заканчивалась, когда в хмуром небе над противоположным берегом снова вспыхнула красная ракета. Значит, горстка храбрецов приходилось туго, надо было спешить. Лодки отчалили. Пока двигались по заливчику на веслах, наблюдатели гитлеровцев не видели и не слышали  их – кустарники и высокая трава скрывали понтонеров. Дальше предстояло двигаться вперед на самой высокой скорости. Лиховидов подал условный сигнал, взревели моторы,  и понтоны понеслись по глади Днепра.

Противник заметил их сразу, открыл огонь. Снаряды поначалу ложились в стороне, в нескольких десятках метров. Но на лодке, которую вел сержант Смирнов, десантники вдруг засуетились. Лиховидов пригляделся и понял, что борт Смирновского понтона прошила пулеметная очередь.

Все ближе, ближе правый берег. Наконец причалили. Десантники быстро спрыгивали, устремляясь туда, где шел бой за плацдарм.

Понтонерам надо было возвращаться. Гитлеровцы усилили огонь. Днепр кипел фонтанами взрывов. Казалось, нет никакой возможности проскочить эту огневую завесу. Лиховидов еще раз взглянул на бушующую от разрыва реку и скомандовал:

- Дистанция пятьдесят метров! За мной, полный вперед!

План его был прост: проскочить зону обстрела на предельной скорости. Это, однако, не удалось. Понтон вздрогнул, позади его оглушительно рвануло. Лиховидов упал  и тут же вскочил, силясь понять, что произошло. Скорее всего осколком повредило заборный мотор.

- На весла! – крикнул Лиховидов.

Превозмогая боль во всем теле, он снова стал  у руля, понтонеры дружно налегли на весла. Выронив весло, повалился на бок раненый Михеев. Сосед попытался поддержать его, но тело солдата обмякло, сползло вниз.

Бойцы продолжали бороться. Рядовой ЗакирБелимбаев прижался к левому борту, стараясь закрыть скаткой шинели большую пробоину. Вода все же пробивалась. Лиховидов  бросил Белимбаеву плащ-палатку. Ею пробоину кое-как закрыли.

Два понтона проскочили в заливчик. Третий, поврежденный, двигался медленно, будто подбитая птица, но, наконец, и он причалил к берегу. Его быстро заменили, погрузили очередную группу десантников, и понтоны снова двинулись навстречу огневому валу, вздыбившему Днепр.

Пробились и на этот раз, правда, обратно шли на веслах: у всех трех понтонов повредило моторы.

Наступила ночь. Напряжение боя не ослабевало, не умолкал гул армейской канонады. Над переправой появились «фокке-вульфы», в воздухе над переправой повисли яркие «фонари». Вражеские самолеты кружились над понтонерами, сбрасывали шрапнельные гранаты и зажигательные бомбы. От осколков и пуль погибли  Михеев и Федорчук, были ранены старший сержант Смирнов, старшина Чичин, лейтенант Широков. Но переправа продолжалась. Лиховидов и его подчиненные мужественно выполняли боевую задачу.

Рейс за рейсом, рейс за рейсом через объятый огнем широкий Днепр. Потом появился паром с моторным катером. На нем доставляли пушки, боеприпасы. А на правом берегу по-прежнему гремел бой. Переправившиеся советские воины укрепили захваченный плацдарм  и стойко сдерживали натиск врага. На рассвете гитлеровцы девять раз штурмовали наши позиции, но вынуждены были отступить, понеся большие потери.

За этот подвиг старший лейтенант  Семен Федорович Лиховидов, уроженец хутора Гусынка, Базковского, затем Вешенского, ныне Боковского района, 17 октября 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

Карта сайта | Версия для печати | © 2009 - 2020 Администрация Боковского района Ростовской области