Дорога памяти 

24 апреля 2020 г. 17:20:00

Пётр Иванович  Кривошлыков

      Сражения кончаются, а история вечна. Ушла в историю и  Великая Отечественная война, которая длилась 1418 долгих дней и ночей.

      Солдат Отечества, воин России… Во все времена отношение к нему и его ратной профессии было окружено ореолом патриотизма. И чтобы  теперь ни говорили, и чтобы не думали, а наши воины сумели с достоинством и честью пройти через огонь боев и дым пожарищ. Они знают цену товариществу, дружбе, закаленной в бою. Знают, как оплакивать потери. Они честны перед совестью и святой памятью.

Чтобы ни говорили, они сумели пройти все, что им отмерила война. Война, которая никогда не должна повториться. Война, уроки которой должны быть усвоены на всю жизнь.

В разгроме и ликвидации вражеских войск на Дону (с июля по 23 декабря 1942 года) участвовало много коренных жителей Боковского района. Один из них, командир  танка Т-34 Петр Иванович Кривошлыков.

Родился Кривошлыков в 1912 году в небольшом хуторе Каменовке Каргинского сельского совета, неподалеку от станицы Вешенской. Здесь он рос, учился и работал. Война его застала в должности бухгалтера колхоза   имени Степана Разина.

На пятый день войны его призвали в армию. Военкомат направил  в Сталинградское танковое училище. Окончил училище как раз в то время, когда наш народ собирал силы для перехода советских войск под Сталинградом в контрнаступление.

Полк,  в котором младший лейтенант Кривошлыков командовал танком, подошел к станице Еланской. Танкисту посчастливилось встретить на Дону с хуторянином Трофимом Александровичем Коньшиным, командиром батареи. От него узнал, что артиллеристы находятся здесь уже около месяца и что силы у них «подходящие».  Это прибавило  танкистам хорошего настроения.

А через три дня они вывели свои боевые машины ближе к расположению врага, в лес между хуторами Матвеевским и Тюковным.

Вскоре всему личному составу было объявлено, что полк  включен в состав 1-го гвардейского механизированного корпуса, приданного 3-й гвардейской армии генерала Лелюшенко, и что предстоит присяга на верность Родине.

Было немного морозно, но ночь выдалась тихая и лунная. Полученное полком гвардейское знамя пронесли по всем ротам, и каждый человек, дав присягу, прикоснулся к нему губами, как к полковой святыне.

Снова переменив место, танкисты перешли в  район хутора Блиновского. Там  после прошедших боев почти не осталось строений, и видны были только печи с полуразваленными трубами. Лишь на отшибе хутора сохранилась конюшня. В ней командир полка и провел совещание офицеров.

Было приказано взять на каждую боевую машину Т-34 по отделению бойцов, вооруженных автоматами, ручными гранатами и бутылками с зажигательной смесью, и всем быть наготове.

С экипажем  Петра Ивановича должны были ринуться в бой автоматчики из Челябинской и Курганской области, веселые, боевые ребята под командованием младшего сержанта Игощина.

Так командир орудия и механик-водитель были тоже уроженцами Челябинской области, то, понятно, сразу все почувствовали себя одной семьей. И, конечно, каждому хотелось скорее расправиться с ненавистным врагом. Но, может быть, сильнее всех было желание ринуться в бой именно у Кривошлыкова. Его семья находилась на занятой врагом территории всего лишь в шестидесяти километрах. Там оставались родители, жена, сын Гаврил.

«Не растерзали их фашисты?» - с тревогой думал казак.

К пяти часам утра 19 декабря танковый полк перешел в балку между хуторами Пронин и Атаховский-Белавинский. Включили рации и стали ждать сигнала атаки.

Начло светать, и люди заметили, сколько сил было сосредоточено здесь.

         Началась бомбежка с воздуха немецкими самолетами.

         Взлетели в небо красные ракеты. Все вокруг загудело. Открыла стрельбу артиллерия. Танки построились для атаки.

         Около 9 часов утра вперед пошли танки первого эшелона с десантами автоматчиков. А вскоре и рота капитана Лапшинова, в составе которой должен был действовать экипаж машины Кривошлыкова.

         По танкам зацокали вражеские пули, и экипажи, открыв огонь по обнаружившему себя противнику, вынуждены  были пойти на врага без десантников. В ходе первых же стычек с врагом экипаж Кривошлыкова уничтожил две пушки с расчетами, восемь пулеметных точек и блиндаж командного пункта обороны.

         Вражеские солдаты разбегались по балкам и прятались в хуторах.

         Зная, что танкист воюет на родной земле, командир полка сказал, что Кривошлыкову  необходимо во что бы то ни стало побывать дома. А для этого требуется захватить Боковскую и немецкий аэродром у станицы.

         -Веди нас! - приказал командир полка.

         Было 2 часа ночи. Слышались пулеметные и автоматные очереди. А в районе аэродрома взлетали ракеты.

         Танки подошли к мосту через реку Чир, и здесь их встретили полковые разведчики. Они предупредили, что подходы к мосту заминированы, а саперов еще нет. Кривошлыков сообщил об этом по рации в полк.

         Поступил приказ: укрыться и обстрелять аэродром, но открыть огонь лишь по сигналу красной ракеты.

         Подтянулись другие танки. Экипажи нашли между хутором Коньковым и станицей Боковской удобные места для скопления и вскоре обрушили оттуда огонь на аэродром.

         Там стали рваться бомбы, вспыхнул пожар. Окрестность потряс взрыв большой силы. Взлетел на воздух склад боеприпасов.

         Утром группа танков получила приказ ударить по противнику, находившемуся в хуторе Ильине, Поповском и Вислогузовском.

         На рассвете танкисты ворвались в хутор Ильин. Немцев там оказалось много. Все они кинулись в степь.

         Танк Кривошлыкова пересек выше хутора Ильин балку, отрезал пути отхода противника на хутора  лучки и Грушки  и оказался на противоположной стороне балки калмыков Лог.

         Два танка Т-70 уже отрезали врагу отход на хутор Коньков и вышли навстречу танку Кривошлыкова. Образовалось кольцо, в которое другие танки стали как бы загонять немцев.

         Более двухсот вражеских солдат и офицеров нашли себе могилу в этой балке.

         Командование приказало перекрыть отход немцев и румын из станицы Боковской на Каргин.

         Знание Кривошлыковым местности помогло очень многим танкистам. Он провел танки по мелководью на Чире, а потом машины пошли садами над речками.

         Петра Ивановича узнал встретившийся казак и указал, где еще оставались немцы.

         Танки пошли на старый мост в хуторе Вислогузовском, но оказалось, что противник выстроил там новый. Пока минеры проверили, не заминирован ли он, танкисты увидели приближающуюся колонну немецких автоматчиков со стороны хутора Лучки.

         Танк Кривошлыкова тут же открыл огонь. В колонне возникло замешательство.

         Танк Кривошлыкова проскочил на правый берег Чира, а подоспевшие другие машины обрушились на немецкую колонну.

         Получив разрешение, экипаж Кривошлыкова устремился на большой скорости к станице Каргинской. За ним другие машины.

         В Каргинской находились немцы. Они увидели стремительно приближающиеся танки и стали прятаться в садах.

         И вот Кривошлыков у своего родного дома. На крыльце родители, жена, сын.

         У соседних хат хуторяне.

         Каково же было удивление людей, когда они узнали в  вылезающем  из танка офицере Кривошлыкова.

         Но долго оставаться у родных танкист не мог. Обстреляв сады, танк казака вместе с  двумя Т-70 направился к соседнему хутору Латыши.

         Танкистам было хорошо видно, как из-за Каргинской на Латыши вышла цепь вражеских автоматчиков.

         Выждав некоторое время, танкисты полоснули по немцам из пулеметов. Но те продолжали упрямо идти вперед. А за первой цепью появилась и вторая.

         Танкисты начали вести прицельный огонь. И только тогда вражеские автоматчики рассыпались по полю. Преследовать их танкисты не стали - требовалось спешить в указанный командованием пункт.

         По дороге встретилась шедшая из Каргина в Боковскую немецкая легковая машина с двумя офицерами и двумя солдатами. Десантники уничтожили их, а не заводившуюся машину подцепили на буксирный трос и прикатили в полк.

         Экипажам была объявлена благодарность и приказ готовиться к бою против замеченной вражеской колонны, которая двигалась из станицы Боковской на Каргин.

Стало темнеть. Однако враг разглядел засады танкистов и начал  забрасывать их минами. Стреляя из-за горы у хутора Попов. Огонь, открытый советскими танками, заставил колонну рассыпаться на части.

         Так, по частям, советские танкисты и начали добивать раздробленную колонну.

         Экипажу Кривошлыкова довелось встретиться в эти дни с генералом Руссияновым, который лично поблагодарил командира танка за смелость и отвагу в боях.

         Советское правительство достойно оценило действия танкистов на Дону. 26 декабря Президиум верховного Совета СССР наградил 17-й гвардейский танковый полк орденом Красного знамени, а подполковнику Позолотину Т.С.  присвоил звание Героя Советского Союза.

         К награждению орденами и медалями было представлено много танкистов, и в их числе  - Петр Иванович Кривошлыков.

         В боях на Дону Петр Иванович Кривошлыков был ранен  и выписался из госпиталя лишь в апреле 1943 года. Он снова оказался на фронте, а после победы над гитлеровской Германией вернулся домой в звании старшего лейтенанта запаса.

 За участие в боях  на  нашей  земле правительство наградило его орденом Красного знамени.

Отправить в Твиттер
Для данного сообщения комментарии запрещены.
Карта сайта | Версия для печати | © 2009 - 2020 Администрация Боковского района Ростовской области